Европе мало своих исламистских радикалов?! Или о западной мимикрии террористической ПИВ

Выборный процесс в странах - основных глобальных игроках (США, Франции, Великобритании, предстоящий выборный процесс в Германии и России) обнажил различные подходы к радикальным течениям, в том числе необходимость пересмотра или ограничения политики толерантности в отношении проявлений любого, в том числе религиозного радикализма.
Этот общий контекст  внутри стран и перегруппировка основных векторов  влияния в международной политике заставляют руководящие звенья исламистов также пересматривать свою стратегию и тактику.  Это не означает, что они встанут на путь интеграции в мирный политический процесс. Меняются формы деятельности и воздействия.
Исламистский контекст Германии позволяет более полно выявить новые тенденции в этом вопросе. Согласно официальным статистическим данным, еще до т.н. «кризиса с беженцами» в Германии проживало от 3,2 до 3,5 млн мусульман при общем населении 82,6 млн человек. Это  составляло чуть более 4% населения. При увеличении доли мусульман в результате миграционной политики до 7 % рост радикалистских настроений и выступлений, а также террористических актов обнаруживает весьма тревожные тенденции. В стране действуют около 2,5 тысяч молельных домов и мечетей, крупнейшие из которых расположены в Берлине, а также во Франкфурте-на-Майне и Мангейме. Мечети и имамы находятся на прямом содержании отдельных исламских государств и организаций, либо финансируются ими неофициально. В последние годы наблюдаются такие разнонаправленные вектора в развитии радикального исламизма: с одной стороны – мощная консолидация и рекрутинг в рамках исламских союзов. Эти союзы курируют почти все мечети и имеют в составе свои профильные организации .
Деятельность исламских союзов сосредоточена на усилении влияния в религиозной, общественной и политической сферах. Для распространения своей идеологии используется множество исламистских центров. Крупнейшей такой организацией на территории Германии является «Исламское сообщество в Германии» (Islamische Gemeinschaft in Deutschland), основанное в 1960 году. Самые крупные филиалы этой организации расположены в Мюнхене, Нюрнберге, Штутгарте, Франкфурте-на-Майне, Кельне и Мюнстере. Учитывая, что еще с начала 2000-х годов исламские союзы совместно приняли «Исламскую хартию» с рядом требований к германским властям, имеющим направленность на завоевание скрытого идеологического доминирования, в новых международных условиях уже открытая пропаганда политического доминирования этими организациями представляет разновидность скрытого целенаправленного геноцида иноверцев с учетом демографической ситуации.
В этом контексте не может не вызвать обеспокоенности активизация за рубежом террористическо-экстремистской организации «Партия исламского возрождения» (ТЭО ПИВТ), предпринимающей попытки создать террористические ячейки не только в Центральной Азии, но и в Пакистане и Афганистане, в Иране и Турции, в России и Германии, а также в других странах Европы, даже США. 
Руководитель ТЭО ПИВ дал своим сторонникам указание сплотиться вокруг ячеек исламистской партии, формируемых на средства зарубежных спонсоров. Кроме того, организован сбор денег у состоятельных выходцев из Республики Таджикистан, получивших политическое убежище в странах Евросоюза. Также в целях получения «бонусов» от европейских организаций, переименовал ТЭО ПИВ, назвав её «Национальный альянс Таджикистана» (НАТ) и начал рекламировать свои новое детище, на митинге 10 декабря в Берлине.
 В настоящее время в медресе «Имам Хомейни» города Кум обучаются более 150 граждан Таджикистана, большинство из которых поддерживают радикальные взгляды. Руководитель ТЭО ПИВ активизировал пропагандистские мероприятия среди таджикских слушателей теологических центров ИРИ. В частности, в феврале-марте 2017 года М.Кабири провел ряд встреч с таджикским слушателями медресе «Имам Хомейни», на которых выступал против  действий правоохранительных органов РТ, ведущих борьбу с экстремизмом.
С начала апреля 2017 г. по указанию М.Кабири начали налаживать связи с беглыми членам ТЭО ПИВ, имеющими бизнес на бишкекском рынке «Дордой» в целях консолидации находящихся за рубежом пивтовцев и сочувствующих. При этом наиболее состоятельные торговцы из числа выходцев из Республики Таджикистан наняли людей для организации поиска единомышленников, готовых за определенную плату участвовать в антиправительственных акциях. Подавляющая часть беглых членов ТЭО ПИВ, пребывающих в северных провинциях Афганистана, также получила указание от своих предводителей консолидироваться и, по возможности, привлечь в свои ряды сторонников «ИГ» из числа таджиков. Аналогичная агитационная работа ведется и в Пакистане, где лица, разыскиваемые правоохранительными органами Республики Таджикистан, выражают готовность сотрудничать с ТЭО ПИВ за денежное вознаграждение.
10 декабря 2018 года по инициативе лидера террористическо-экстремистской организации ПИВ М.Кабири был организован митинг у посольства Таджикистана в г.Берлин Германия. Протестующие потребовали освобождения политзаключенных, в  том числе основателя партии «Новый Таджикистан» Зайда Саидова, заместителя главы партии «Исламского возрождения» Махмадали Хаитова а также адвоката Бузургмехра Ёрова, осужденных от 28 лет до пожизненного срока. Хотелось бы отметить, что перечисленные лица по доказанным фактам осуждены за терроризм, экстремизм, изнасилование и мошенничество.    
В мероприятии приняли участие члены ТЭО ПИВ, «Гуруппы-24» находящиеся за пределами Республики Таджикистан, активисты-террористы, в том числе Т.Варки, М.Ризои. На этом митинге выступали против таджикских властей, а также их компрометации.
 Несмотря на неоднократные обращения властей Таджикистана по задержанию и экстрадицию в Республики Таджикистан руководителя ТЭО ПИВ М.Кабири и его единомышленников, скрывающихся в Иране, официальный Тегеран воздерживается предпринимать какие-либо активные меры в отношении них.
ТЭО ПИВ в Германии, где на фоне деятельности исламских союзов ее деятельность является меньшим злом собственно для Германии, чувствует себя более свободно, а деятельность экстремистов исламских союзов и автономных террористических группировок поставляет ТЭО ПИВ примеры современных экстремистских тактик и возможности «международной трибуны». 
По прошествии времени демагоги под руководством М.Кабири пытаются путем переворачивания фактов и искусного замалчивания невыгодного для них контекста преобразить свой имидж путем кропотливого по крупицам накапливаемого и тщательно скомпилированного нового образа якобы пострадавших за веру и права верующих в своей родной стране, а также демократию. 
Тактика ТЭО ПИВ сводится в следующему:
выпячивание роли руководства ТЭО ПИВ в процессе национального примирения и нивелирование роли современных властей в этом процессе;
прямая фальсификация фактов связи теракции генерала А. Назарзода с деятельностью ТЭО ПИВ  и отрицание связи членов ТЭО ПИВ с захваченными правоохранительными органами РТ схронами оружия и снабжения оружием экстремистов путем интенсивного информационного воздействия на соотечественников, партийцев и сочувствующих и массированной демагогической риторики;
создание нового «мирного» имиджа оппозиции, которая по примеру германских исламских союзов радеет якобы за соблюдение прав верующих, при этом используется любой повод или дата годовщины того или иного события гражданской войны и процесса примирения с использованием риторики правозащитников и информационных ресурсов. М. Кабири поменял названия партии на «НАТ». Он об этом говорил еще в 2017 году "Собирались менять название: работать под лозунгами "Партия исламского возрождения" очень сложно"
ревизия роли сторон в процессе национального примирения в Таджикистане и базе пересмотра в сторону преувеличения роли ОТО реанимировать или воссоздать ОТО в изгнании в виде коалиции зарубежных таджикских оппозиционных сил и группировок. 
В связи с выполнением намеченных целей за последние полтора года осуществлена реструктуризация ТЭО ПИВ и зависимых от нее образований. Фактически ТЭО ПИВ пытается навязать мировому сообществу мысль о выполнении ею забот и функций «правительства в изгнании». «Мы сразу же начали реструктуризацию партии, сократили бюрократический аппарат, объединили несколько структур в одну, чтобы облегчить работу внутри самой партии. С другой стороны, мы открыли пять региональных офисов - три в Европе и два вне ее, в государствах поблизости от Таджикистана. Также мы создали несколько департаментов, которые занимаются различными сферами жизни. В том числе, по правовым вопросам, по вопросам миграции, по международным вопросам. Возможно, мы расширим число департаментов в зависимости от задач, которые будут стоять перед партией» - заявил М, Кабири в одном из интервью .
    М. Кабири формирует личный имидж умеренного исламского политика. Анализ его выступлений за последние годы после объявления ПИВ террористической экстремистской организацией и ее членов за рубеж показывает:  путем политической критики официальных властей РТ и общей риторики по совокупности не достигается никакого иного результата, как тот, который можно охарактеризовать как попытки внести дестабилизацию внутри страны . 
По существу не ничего не предлагается конкретно помимо «соблюдения прав верующих», освобождению «политзаключенных»,  никаких реальных программных планов дальнейшего развития страны кроме «справедливого» теократического устройства. Осуждаются законные действия судебных инстанций в отношении террористов и экстремистов ТЭО ПИВ, а также «правозащитников» деятельности ТЭО ПИВ. Руководство ТЭО ПИВ намеренно эксплуатируют историю межнационального примирения, компилируя общую риторику с выпячиванием роли ТЭО ПИВ и ОТО в ходе информационных вбросов, приуроченных к годовщине того или иного события. Так  с подачи оппозиционных сайтов организованные ПИВТовцами мероприятия подаются исключительно в благозвучных для организаторов тонах. 
Вместе с тем параллельные заявления протеста на мероприятия по безопасности, которые подаются в СМИ как «давление на родственников осужденных за терроризм членов ТЭО ПИВ которых ПИВовцы же квалифицируют как политзаключенных» - также уловка или прием, которые они используют для формирования «мирного» умеренного имиджа. Кроме того, демагогические прогнозы М. Кабири о том, что вернувшиеся боевики  ИГ из Таджикистана вернутся домой и займут нишу легальной оппозиции или о том, что в ближайшем будущем на основе или из осколков "Исламского государства" (ИГ) и других группировок в регионе возникнет другая сила, которая, возможно,  окажется еще более радикальной,  содействовали формированию имиджа якобы отрицающего террористическое решение политических вопросов.
Таким образом, на примере мимикрии ТЭО ПИВ сегодня мир сталкивается с новыми гибридными формами террористической и экстремистской деятельности: в то время как на официальном уровне заявляется о мирном характере политических требований, в действительности же имеет место системная подпольная работа по созданию разветвленной террористической инфраструктуры и координации преступной деятельности. При этом вторая сторона не только не афишируется, но и всячески отрицается в интересах получения возможностей легального пребывания на территории третьих стран и поддержки западных политических кругов.
Сколько ТЭО ПИВ будет продолжать эту двойную игру неизвестно. Однако однозначно ясно, что она создает угрозу не только Таджикистану, но и другим участникам международного сообщества.  

Алексей Варзин, эксперт по религиозным вопросам 
 

Ҳеҷ овозе нест
 

Суроғаи мо

вилояти Хатлон

735140  шаҳри Бохтар

  кӯчаи Б. Ғафуров №9

Бинои Мақомоти иҷроияи маҳалии ҳокимияти давлатии  шаҳри Бохтар

 

Мо дар шабакаҳои иҷтимоӣ

facebook.pngmail.ru.pngyoutube.pngvk.png

 

 

Тамос бо мо

Tel: (83222) 2-23-44

Fax: (83222) 2-49-59

Email: kadrho.qurghonteppa@khatlon.tj

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.