Свободавероисповеданияв Таджикистане и её обратная сторона

В первый раз Таджикистан оказался в списке с нарушениями свободы совести и подавлением религиозных свобод в апреле 2016 года. Тогда США,среди других постсоветских республик,внесли РТ в число 10 стран, «вызывающих особую обеспокоенность»в вопросе обеспечения свободы вероисповедания.
С тех пор эта «добрая» американская традиция продолжилась и в 2018 году.Причём, правовая оценка даётся ни в соответствии с основополагающим законом Таджикистана - Конституцией РТ, а согласнозападным канонам и критериями тамошней «демократии». В том числе, американского закона о международной религиозной свободеот 1998 года. Решение мотивируется тем, что «США не будут праздно наблюдать за подобным притеснением». Но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. 
Неоднократно таджикская сторона, в лице Главы Комитета по делам религии,официально отмечала необоснованность таких обвинений, подчёркивая, что подобные рейтинги и заявления основаны на неподтвержденных сообщениях в СМИ, свидетельствах заинтересованных лиц. В действительности религиозные права верующих в РТ не нарушаются и не ущемляются. Но, чем может обернуться закреплённая в Конституции и Законе РТ свобода совести и вероисповедания? 
Ислам стал фактором, роль и значение которого нельзя игнорировать – «о нём нужно говорить объективно, без истерии, ломать при этом старые стереотипы и стараться не создавать новые». Особенностью существования ислама в современных условиях является то, что, если в прежние века исламу противодействовали адепты других мировых религий и конфессий, то сегодня с ними легче договориться и мирно сосуществовать, чем, иной раз, наладить дружеские отношения между приверженцами мусульманства. Сейчас исламскому миру приходится ждать угроз не как раньше – от иноверцев, когда разногласия касались, в основном, внешней атрибутикии ритуалов, а от собственных братьев-мусульман, исповедующих новые радикальные псевдоисламские течения, от экстремистских направлений и террористических групп. Tех, кто готов защищать и распространять подобные религиозные и идейные «ценности» с оружием в руках,расплодилось неимоверное количество. Хорошо, если эти движения носят теоретически-духовный, а не практически-экстремистский характер.Или, согласно словам классика, становятся «опиумом народа». Опаснее всего, когда уже внутри одной религиозной конфессии люди не понимают или не слышат друг друга, не могут строить конструктивные отношения и вести диалог. 
В Таджикистане ислам, в основном, представлен суннизмом, приверженцы которого благополучно уживаются и мирно сосуществуют с исмаилитами и шиитами. Но сегодня недружественные силы в лице ТЭО ПИВ и её зарубежных спонсоровпровоцируют межрелигиозный конфликт, внедряя его предпосылки извне. Потому что за экстремистскими течениями, как правило, всегда стоит политика. 
Подобной угрозе, в рамках действующих нормативно-правовых норм, соответствующие структуры РТ уделяют достаточное внимание. Компетентные органы страны успешно упреждают или разрешают критические ситуации, связанные с террористическими вызовами, замаскированными религиозной оболочкой. 
В Таджикистане припристальномвнимании правоохранительных органов к проявлениям религиозного экстремизма и активном противостоянии группировкам радикального толка, следят, чтобы такая борьба не превратилась в «охоту на ведьм». За стремлением таджикскихвластей ужесточить контроль над религиозной жизнью граждан стоит вполне оправданное желаниеобезопасить граждан страны, ограничив влияние радикального и политического ислама на население. 
С другой стороны, здесь понимают, что жёсткая антиклерикальная политика может вызвать резкое недовольство в среде вполне умеренных, законопослушных, аполитичных мусульман. Давление государства в отношении рядовых верующих может загнать их в подполье, превратить в правонарушителей, вызвать противодействие в виде экстремистских проявлений. 
Руководство РТ стремится выстраивать отношения и налаживать мирный диалог с исламскими организациями, разрешать конфликты мирным путём. Но нередко отдельные представители таджикского духовенства не желают вести взаимовыгодныепереговоры во имя консенсуса и компромисса.
Для многих жителей Республики Таджикистан усиление позиций исламской религии стало нормой. Конституция РТ и Закон РТ «О свободе совести и религиозных объединениях» эту норму гарантирует. В обществе есть сторонники укрепления ислама и их оппоненты, но и те, и другие признают, что сегодня для радикальной исламизации сложились благоприятные условия.Вместе с тем, в республике существует стабильность, свобода слова и вероисповедания, плюрализм мнений. Осуществляется политика «открытых дверей» вне зависимости от государственного устройства страны-партнёра. 
Республика Таджикистан - пример того, что демократия, ислам и рыночная экономика могут сосуществовать. Но, при условии,если вера не принимает уродливые формы экстремизма итерроризма.
Возвращаясь к вышеназванному американскому рейтингу, следует признать, что в религиозной сфере произошла дифференциация понятий.Тем не менее, необходимо находить общий язык, так как «ислам – это есть сущность, бытие, культура, идеология, мировоззрение и политика центрально-азиатских государств. И если каждый, в том числе западные эксперты в области религиозных отношений и свобод,будет использовать свои оценочные категории, то диалог не состоится.

Умрон Ходжаев, старший научный сотрудник
Академии наук РТ

Ҳеҷ овозе нест
 

Суроғаи мо

вилояти Хатлон

735140  шаҳри Бохтар

  кӯчаи Б. Ғафуров №9

Бинои Мақомоти иҷроияи маҳалии ҳокимияти давлатии  шаҳри Бохтар

 

Мо дар шабакаҳои иҷтимоӣ

facebook.pngmail.ru.pngyoutube.pngvk.png

 

 

Тамос бо мо

Tel: (83222) 2-23-44

Fax: (83222) 2-49-59

Email: kadrho.qurghonteppa@khatlon.tj

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.